?

Log in

No account? Create an account

Команда Евгения Бурыкина – ‘Victor’ Elan350 – получает гран-при ‘Навиг
firstbyfirst

Originally published at FirstByFirst. You can comment here or there.

Лауреатами VI розыгрыша национальной премии «Tchaynik Cup» стали Евгений Бурыкин (шкипер), Олег Курагин, Сегрей Кищенко и Игорь Савинич – неистовая и в гонке, и в веселье команда лодки Elan350 ‘Victor’ – абсолютное третье место в общем зачете регаты (по пересчету) и третье место в дивизоне Elan (и в том, и в другом случае впереди только гонщики-профессионалы, по правилам регат серии «Tchaynik Cup/Кубок Чайника» не претендующие на переходящий кубок бескорыстных любителей яхтинга).

Кроме них в шорт-лист премии вошли команды Ильи Марьина (Salona38, ‘Coctail’ – лауреат Tchaynik Cup V), Ильи Андреева (Elan350, ‘Sierra’), Олега Гусева (Salona38, ‘Punch Premier-Auto’).
Гран-при регаты Навигатор Performance – переходящий кубок Tchaynik Cup – присуждается открытым, явным голосованием 3 переменных и 2 постоянных членов Попечительского совета премии. Впервые за трехлетнюю историю кубок присужден единогласно:
Илья Марьин (лауреат Tchaynik Cup V) – Бурыкин
Владимир Комель (главный судья регаты) – Бурыкин
Олег Гусев (яхтенная школа «Навигатор», партнер регаты) – Бурыкин
Илья Андреев (организатор серии регат Tchaynik Cup) – Бурыкин
Михаил Косолапов (организатор серии регат Tchaynik Cup) – Бурыкин

Торжественное вручение гран-при осенней регаты, награждение победителей и призеров, дружеская попойка и развеселый беспредел состоятся 24 ноября 2012 года в арт-трактире «Рукав» с 19.00 часов по адресу: Земляной вал, д. 59, стр. 2


Don’t Panic Ocean 2012/ Vol.3: все, приехали! Сан-Себастьян (Гомера) – Миндело (Сао-Висенте)
firstbyfirst

Originally published at FirstByFirst. You can comment here or there.

2 ноября 2012 года, марина Миндело (о.Сао-Висенте)
1150 миль Атлантики: от Тенерифе до якорной стоянки на о.Сал и дальше вокруг архипелага Кабо-Верде, мимо песчанных дюн Буавишты, мимо зеленоватых пастбищ Сантьяго с шумной столичной Праей, мимо уходящего в грозовые облака на 3 км почти правильным конусом вулкана Фаго до шумного, чуть ли не 70-тысячного мегаполиса Миндело с единственной в этих местах мариной, где можно, наконец, бросить наш плавучий сарай у пирса посреди рыбных очистков и дохлых крыс, и плюхнуться вместо 30-градусного стерильного океана в 24-градусный мутноватый бассейн.
Все, приехали! Будем сутки спать, пить, бессмысленно слоняться по окрестным улицам, слушать заунывный вой последователей местночтимой вокально-инструментальной святой Цезарии Эворы, смотреть на приплясывающих во время ходьбы аборигенов, ждать российский экипаж дружественного катамарана Phoenix, застрявший в 160 милях к югу на Браве и слоняться по окрестным пляжам и островам (но – упаси нас бог от искушения самостоятельным передвижением! – на авто или пароме)…

Несменяемая часть команды Equinox: капитан Михаил Юрьевич Косолапов и старпом Александр Сергеевич Апухтин. 4000 миль, 6 недель под парусом, пять морей, 1 океан, 4 архипелага, 1 действующий вулкан, тонна дизеля (когда не хватает паруса или заряда батареи) и ни единой собственноручно выловленной рыбы. Ну, никак не выходит сделаться рыбаками!

Единственное отклонение от запланированного маршрута – о.Иерра, которым пренебрегли из-за административного устройства Канар: чтобы закрыть шенген пришлось сделать 50 мильный «крюк» на Тенерифе. На всякую «канарскую мелочевку» не осталось времени.

Внутри Гомеры реликтовые водоносные леса, а на берегу, в Сан-Себастьяне вот такое многоцветное жилищное строительство. Живописный островок, отчасти похож по устройству и ландшафту на прекрасную Мадейру, но меньше и провинциальнее (с точки зрения таких мегаполисов, как Фуншал, Санта-Круз де Тенерифе или Лас-Пальмас)

Единственная летучая рыбина, пойманная, а вернее обнаруженная утром прямо на палубе, рядом с постом управления. Сперва засушили, потом выпустили в океан на подходе к Сао-Висенте.

Старпом Александр Сергеевич заступает на ночную вахту.

Самый юный шкипер осенней регаты «Навигатор Performance», парусно-компьютерное дарование и вахтенный матрос команды Equinox Арсен Мухамедович Шебзухов не упустит возможности вздремнуть на посту.

Вахта гламурной буфетчицы Виктории Александровны Полянской, пожалуй, самая трудная и полезная для всей команды. Единственное, с чем она не в состоянии справится, это суп из пакетиков. Ее концепция высокой кухни вступает в противоречие с идеей полуфабрикатов, кетчупа или, скажем, майонеза.

Виктор Мартышов, суровый наутро после океанского перехода в 800 миль, но мудрый и невозмутимый капитан дружественной команды катамарана Phoenix на острове Сал. Выдохнув и приняв литр рома за успех нашего предприятия на борт, мы немедленно двинули на Сантьяго, полагая найти там цивилизацию, воду и топливо…

…однако, вместо этого, нашли там множество фавел. Добродушные, но бесцеремонные обитатели которых чуть ли не развинтили наше плавсредство на части. По этой причине, а также, опасаясь под напором аборигенов за собственное душевное здоровье, команда Equinox покинула порт Прайа, можно сказать, бежала в ночь, в направлении вулкана Фаго.

Команда Equinox третьего созыва на Прайе (Сантьяго): Михаил Косолапов, Виктория Полянская, Александр Апухтин, Арсен Шебзухов.

Содержание плавстредтва в чистоте требует в тропических широтах ежедневных усилий. За ночь африканская пыль и табачный пепел из трубок покрывают грязными разводами белую поверхность пластмассовой мыльницы. К тому же, мытье палубы – отличный способ развлечься во время перехода (судите сами, насколько весело в океанском переходе, если мытье полов тянет на аттракцион))

Маяк на походе к Миндело, рядом с бухтой Сан-Педро. Почти приехали, последние 160 миль перехода получились особенно тягостными: внутренне ты уже приехал, а на деле еще сутки противной бортовой и круговой катамаранной качки.

Велкам на Кабо-Верде! В конце концов, океан – это просто очень-очень много не питьевой воды.


Don’t Panic Ocean 2012/ Vol.2: Картахена – Сан-Себастьян (Гомера)
firstbyfirst

Originally published at FirstByFirst. You can comment here or there.

21 октября 2012, Сан-Себастьян (о.Гомера)
1250 миль: Альборанское море, Гибралтар, Мадейра, Ла Пальма и, наконец, Сан-Себастьян (Гомера) – из них 950 чисто под парусом, галфинд-бакштаг, с попутной в среднем волной – океан был благосклонен к команде Equinox. Хотя ночью, когда наш 10-тонный плот глиссировал на 6-метровой волне со скоростью 16 (18,6GPS) узлов, нам так не казалось )

Андрей Князев, Ольга Змушко, Михаил Косолапов, Александр Апухтин, Николай Бабушкин, Геннадий Патрин

Вот как планировался переход Картахена-Сан-Себастьян, так и случился:

Сутки перед Гибралтаром шли в 20 милях от Испанского берега в полном тумане, видимость 50 метров. Несколько нервозно, зато почти не видны коробки, пакеты и прочий мусор, которым изобилуют переменчивые воды Альборана. Ближе к Скале из тумана начали выпрыгивать крупнотоннажные суда, стоящие на якорях в ожидании ясной погоды. Одни протяжно гудели с разных сторон, другие, сорвавшиеся с якорей, исполняли «Romeo»…

Наконец, перед самым входом в устье пролива, в этой музыке стала явственно различаться высокая нота маяка «Европа»…

На британскую заморскую территорию по шенгенской визе нас не пустили, а от предложения маклера оформить за сотню евро транзитные мы отказались. В итоге, Equinox прицепился на ночь по другую сторону взлетно-посадочной полосы аэропорта Гибралтар, разделяющей британскую «Скалу» и примыкающее к ней испанское тростниковое болото «Ла Линея». Ей богу, лучше было бы дойти через пролив до африканской испании – Сеуты, там, помимо непрерывной сиесты, есть еще зона дьюти-фри, казино, арабский кошмар и золотой пляж.

Животное дельфин встречало нас в тумане мусорных вод Альборанского моря, на подходе ко всем островам, на выходе из Гибралтара, в открытом океане и вообще везде. Животное кит мы не встретили вообще, а животное черепаха, которое прежде чуть ли не стучалось панцирем о форштевень, пропало начисто. Рыба в изобилии водится среди пирсов и в меню прибрежных кафе – иная нам недоступна, рыболовных снастей на борту нет. Слушаю рассказы умельцев-рыболовов, поначалу завидую, но как только представлю лужи рыбной крови в кокпите, чешую по всей лодке, кишки какие-то, тухлятину – сразу успокаиваюсь.

За 4,5 дня встретили 2 плавающих предмета: круизный лайнер и здоровенный пластиковый мешок, который так ловко намотался на один из гребных валов (ежедневно следует запускать на несколько часов двигатель, дабы подзарядить бортовую сеть – долгий переход еще не повод отказываться от элементарных радостей: ноутбука, автопилота, света и воды, не так ли?), что двигатель задергался и сдох минут на двадцать.

Закаты, типизацией и каталогизацией которых занимается в свободное от вахты время старпом Александр Сергеевич Апухтин, гораздо живописнее однородной водяной массы прямо по курсу:

…с рассветом пришли на Мадейру в марину Лорди: пусто, никого, только шкиперский бар с «понча» – такое местное пойло из светлого рома, лимонного или апельсинового сока и меда – вкусили! выдохнули: еще 600 миль позади. Большую часть маршрута пролетели «фордаком» на бабочке с попутной 3-х метровой волной.

Вот такая она, Мадейра – «остров трех капитанов»: так называли его португальцы в 15-м веке, ибо управлялся он сразу всеми своими первооткрывателями одновременно. Когда один из капитанов описывал Мадейру португальскому королю, он скомкал лист бумаги, желая правдиво продемонстрировать монарху рельеф его новых владений…

В яхтенном туризме, в отличие от сухопутного, чрезвычайно приятно встретить следы пребывания соотечественников. Позируем с менеджером Catya: привет морским волкам RAYS от регат FirstByFirst. Марина «Лорди» Мадейра, 17 октября 2012

Какой же русский не любит быстрой езды? Никогда прежде не пробовал глиссировать на круизном 41ft катамаране на 6-метровой волне с моментальной скоростью по воде 16 узлов (по GPS – 18,6 kn). Страшновато даже! Это сейчас 3 бофорта на экране, а тогда было 8 – 250 миль от Мадейры до Ла Пальмы (Канары) долетели за 32 часа. Во как бывает! 19 октября 2012, 10 миль до Санта-Круз де Ла Пальма

Equinox и EBO («Ибо» – капитан настаивает, что именно так называется его транспортное средство). Вот какой агрегат стоит на соседнем понтоне в Санта-Круз де Ла Пальма. Приехал из Кейптауна через о.Св.Елены и Капо-Верде. Капитан, естественно русский, рассказал как переделал деревянную прогулочную классику в средство передвижения, нарастив сверху каюту, расперев его балками красного дерева (оно нынче дешево в Африке) – для прочности и общей подвижности конструкции, подвесил моторчик и натянул сетку из страховочных лент между гондолами. 16 дней ломился на Азоры с Капо-Верде, но лютый ветер и волна (те, что приволокли нас с Мадейры за сутки) притащили его на Ла Пальму… Встречи с интересными персонажами – обязательная часть программы.

Ла Пальма по площади примерно такая же, как предыдущий остров, а по населению в 5-6 раз меньше. Вполне милый, ничем особенным не примечательный канарский угол. Не хуже прочих. «В целом довольно безвредна» («Автостопом по Галактике», Д.Адамс)

Нам, избалованным «аватарскими» видами Мадейры, тенерифский аттракцион Лос-Гигантос показался довольно заурядным. Чего мы, скал не видели, что ли?

В ясную погоду острова в океане опознаются по облачной шапке. В этом головном уборе мы опознали Гомеру, пришли на нее под вечер 20-го, сели в марину и будем откисать до 22 октября 2012.


Don’t Panic Ocean 2012/ Vol.1: Бетина-Картахена
firstbyfirst

Originally published at FirstByFirst. You can comment here or there.

7 октября 2012 года, Картахена (Испания).
1360 миль. 4 моря позади: Адриатическое, Ионическое, Тирренское и Средиземное. Впереди Альборанское море, Гибралтар и Атлантика.
Рекорд скорости: 12,5 узлов на волне во время попутного восьмибалльного шторма между Липари (Эоловы острова) и Сардинией.

Команда первого этапа Don’t Panic Ocean 2012
Евгений Литвинов, Евгения Едутова, Михаил Косолапов, Александр Апухтин

22 сентября катамаран Equinox (Lipari41) вышел из Бетины (о.Муртер, Хорватия)
Вот на этом самом приспособлении мы собираемся добраться до Капо-Верде. Довольно живенько бежит под ветер и совершенно не способно к лавировке. На ходу 6-7 узлов бейдевинд ветровой дрейф – 1,5-2 узла: плот да и только. Ничего сверх минимальной комплектации верфи «фонтан-пажо» на борту нет, оттяжки и завал-тали мастерим из свободных концов.


В Монополи (Италия) подобрали двоих членов экипажа и оформили вход в воды ЕС. Судя по штампу итальянского полицая Марио, я въехал в европейские моря на две недели раньше, чем позволяет виза. Вот какая-то особая порода человеческая – менты, везде они одинаковые: что в Москве, что в Апулее.

Гламурная часть экипажа Equinox – арт-боцман Шипов и дизайн-матрос Бутченко в подземной Италии: Апулия оказалась двухэтажной – сверху трулли в домишках с коническими крышами, под ними многокилометровые каверны, вымытые подземными реками, ну, чисто «мория»… Адриатику проскочили под парусом, остальное время моторим вдоль итальянского берега. Жарища, слабый ветер «по зубам». Доползли к ночи до Ионического моря, прицепились в Санта Мария ди Люка на самом кончике «каблучка», нажрались, выспались, сейчас гляну погоду, и двинем в Кротоне (Калабрия). Там, по слухам, мафия добрее и мучные изделия слаще )

Бриндизи, порт славы итальянского флота и главные контрабандные «врата Италии» с тех пор, как «прикрыли» Неаполь. Здесь есть все, что хочешь, если, конечно, хочешь чего-нибудь вроде пиццы, оружия, наркотиков, невольниц и органов для пересадки…

Вот такую фуагру жрет оголодавшая за ночь команда на рассвете у входа в Мессинский пролив. О, как ошибаются те, которые считают яхтинг элитным времяпрепровождением! И как жестоко расплачиваются они за свою ошибку: дамы чистят картошку, чего не делали много лет, а эффективные менеджеры мерзнут за штурвалом (если им окажут такую честь) и наворачивают доширак, вкус которого забыли со студенческих лет )) Equinox стоит в Мессине, завтра, когда течение станет благоприятным, а ветер попутным, побежим смотреть на извержение Стромболи…

Отранто обогатило нас поэтическими бастионами цитадели Гонзаго, видами нежных геев-пенсионеров на городском пляже и отсутствием понимания местными барменами слова «драфт» применительно к пиву. Кроме того, здесь мы оскудели на 250 евро, отданных заправщику на топливной станции.

В Мессине любят русских с тех пор, как в начале века российский флот первым пришел на помощь разрушенному страшным землетрясением городу. Потому, мы чувствовали себя обязанными поддержать мессинский пролетариат: трудящиеся Мессины, автослесари и береговые матросы, мир узнает о вашем трудовом подвиге!

Примерно так выглядит дневная вахта на борту Equinox в хорошую погоду.


Этих рыбаков вполне можно было бы принять за турок на Босфоре, если бы они так громко не переругивались друг с другом по-итальянски… Похоже на то, что все проливы похожи, даже если им приходится разделять Сциллу (скала со стороны Калабрии) и Харибду (мыс с водоворотами и кайтерами на сицилийском берегу). Ночное извержение Стромболи со 100-метровыми выбросами лавы и огня, горячее море, «серная духовка» и пепел на парусах поразительны и сами по себе, но тот цветущий туристический «сайт», в который превратилось лютое рыбацкое захолустье на склоне вулкана со времен Росселини («Стромболи, территория любви»), внушает веру в коллективный разум и вечное процветание нашего легкомысленного вида, способного сделать что из километровой, полыхающей огнем и лавой скалы посреди Тирренского моря, что из красно-бурой, как трагедия минойской культуры, кальдеры Санторини пятизвездную гостиницу…

Берем второй риф на гроте, ветер 25-30 узлов. Грот у нас модный, крыловидный и прямоугольный – везет быстро, но управляться с ним хлопотно.

Нефте-газовый комплекс Калабрии в окрестностях Кротоне.

Сардиния, марина «Вилласимус», последние 70 миль до нее против встречного 6-балльного ветра и волны были довольно утомительны.

В многомильном переходе всякий незначительный факт становится событием: птица, прилетевшая к нам под вечер и устроившаяся на ночлег в складках занавески, нашествие стрекоз на траверзе острова Юстика, что рядом с Сицилией…

…или, к примеру, такое природное явление, как закат сразу двух солнц.

Радости последней ночной вахты перед нулевым меридианом вкушают капитан Косолапов, старпом Апухтин и матрос Едутова. Трубочный табак закончился, бросаем курить – курим самокрутки.

На борту каждому найдется полезное применение: капитан Михаил Юрьевич Косолапов на траверзе Картахены меняет итальянский флаг на испанский…

…старпом Александр Сергеевич Апухтин, блаженный покровитель секты падальщиков и аскет, смиренно радуется благополучному прибытию в Гибралтар.


Валентина Тихонова рулит!
firstbyfirst

Originally published at FirstByFirst. You can comment here or there.

В этом смог убедится каждый, когда в отчаянной финальной гонке регаты «Навигатор46More» осенью 2011 года, в сумерках, на лавировке перед мариной Алимос, она буквально вырвала победу у знаменитого шкипера-краболова Лурье и принесла своей лодке абсолютное первое место и высший трофей – переходящий «Tchaynik Cup/ Кубок Чайника». Шкипер Валентина Тихонова была инфицирована яхтингом на первой нашей регате и с тех пор не пропустила ни одной, получила лицензию на управление яхтой в школе «Навигатор», проигрывала и выигрывала гонки, рвала паруса на штормовом ветру и «валялась» в брочинге под спинакером… мало того, не теряя времени даром она осваивала «пироговские» швертботы и вот – яхта Salona38 под ее началом выходит на старт. И если вы думаете, что хрупкая женщина не справится с этой почти гоночной машиной, вас ждет разочарование. Вперед капитан Валя Тихонова, женщина за штурвалом – это круто!


Знаменитый парусный хор под управлением Татьяны Терлецкой отправляется на гастроли
firstbyfirst

Originally published at FirstByFirst. You can comment here or there.

…и если вам доведется услышать сладкозвучное пение сирен где-нибудь впереди по курсу – знайте, вас обходит первый в истории наших парусных регат чисто женский экипаж. Шкиперу Тане Терлецкой удалось сделать то, о чем мечтали, и на что не решались многие женщины-капитаны до нее: четыре отважные авантюристки – без инструкторов, наемных шкиперов, скидок, гандикапов и поблажек – полностью самостоятельно преодолели штормовую адриатику, достойно конкурируя на апрельской регате FirstByFirst 3.0 с гораздо более опытными, но менее доблестными командами. Не всякий из шкиперов-мужчин способен на такое! Язык не поворачивается назвать этих прекрасных красавиц «слабым полом». Кстати, лето, проведенное на «эмках», «конрадах» и прочих парусных плавстредствах московских морей, серьезно повышает шансы команды Татьяны Терлецкой на победу в осенней регате. Как бы там ни было: девочки, будьте уверены, мы все болеем за вас!


Письмо нашим потомкам, жителям великой России 3006 года.
firstbyfirst

Составлено в феврале 2006 года и заложено для тысячелетнего хранения во "временную капсулу" в редакции журнала "Крокодил" особо уполномоченными выдающимися представителями человечества М.Косолаповым и А.Медведевым.

Дорогой друг, у нас не завелась машина (аппарат для передвижения по земной поверхности, оборудованный двигателем внутреннего сгорания). Потому что морозы. Морозы у нас, как обычно, небывалые. Впрочем, небывалое – норма нашей жизни. Цунами и землетрясения, похолодания и потепления, экологические катастрофы, финансовые и политические кризисы, войны, успехи, провалы, кассовые сборы и тарифы ЖКХ – все небывалое и грандиозное. Потому что живем мы в необыкновенное время. А необыкновеннное время требует от каждого полной самоотдачи. Поэтому каждый из нас – необыкновенный, уверенный в себе человек, яркая индивидуальность, собрание достоинств и дарований, можно сказать, звезда. Все мы заслуживаем большего. И у каждого есть уникальный дар: третий глаз, например, или нога, знание иностранного языка, экстрасенсорные способности, обостренное чувство справедливости, умение попадать плевком в плевок, шевелить ушами или гладить рубашки. Мы вот (авторы письма) обладаем небывалой проницательностью и большим жизненным опытом. Именно поэтому человечество поручило нам составить для тебя это послание...

Дорогой друг, не знаем, надо ли объяснять тебе, что такое политическая ситуация. Судя по тому, что мы об этой ситуациии практически ничего не знаем, она определенно хороша. Поскольку, когда она плоха как, скажем, традиционно плоха международная обстановка, каждый осведомлен о ней досконально и имеет свое мнение по любому вопросу. Об этом говорит опыт двух волнительных столетий, на рубеже которых нам посчастливилось жить.

Представь себе, что у тебя беспокойные соседи и ты знаешь о них все: равномерное постукивание означает занятие сексом, крик – значит обсуждают семейные ценности или футбол, музыка - пришли гости, тишина – едят и так далее. С тихим же соседом, ты в лучшем случае здороваешься у дверей и понятия не имеешь, сколько у него детей и любовниц, чем болеет мама и как зовут его кота.

В наши дни участники политической ситуации – соседи довольно тихие и доставляют беспокойство, только когда их под вой сирен перевозят по улицам в черных машинах с мерцающими синими лампами на крыше: утром на работу в Кремль, а вечером с работы на Рублевку.

Поприветствовать "участников политической ситуации" у нас есть возможность раз в несколько лет, когда некоторые из нас, принадлежащие к касте просветленных (их называют избирателями и ставят в пример остальным) идут в ближайшую к дому школу для короткой медитации, которую надо провести в занавешенной кабинке, глядя на популярные имена незнакомых людей. В этот момент надо очистить ум от всего постороннего, сделать несколько дыхательных упражнений, прочитать мантру или молитву (чтобы услышать и применить некий "голос", которым якобы наделен каждый просветленный). В результате медитации у избирателя возникает спонтаное желание нарисовать напротив какой-нибудь фамилии птичку (рисование нескольких птичек не поощряется, ибо, как принято считать, "голос" у избирателя один). Так по обычаю происходит обряд приветствия участников текущей политической ситуации или "выплаты гражданского долга".

Мы уверенно идем к тому, чтобы создавать полтическиую ситуацию умственным усилием одного человека-избирателя. Этот человек называется президентом. Его хождение в кабинку является обязательным ритуалом, и за этим, как, впрочем, и за всей остальной его жизнедеятельностью, народ, из которого рекрутируются избиратели, с восторгом наблюдает по телевизору.

Вторая по важности медитация на светящийся прямоугольник, назывемый у нас телевизором, так же является весьма плодотворным способом услышать "голос". Как только телевизор - в обеспеченных домах плоский, в менее обеспеченных упрятанный в некрасивую пластиковую коробку - установлен, жильца можно считать полноценным членом общества, гражданином. "Голоса" из телевизора разговаривают с нами круглосуточно. Эти разговоры нужны, чтобы успокоить народ избирателей и внушить нам чувство уверенности в завтрашнем дне. Если телевизор выключен, нам становится страшно и одиноко, поэтому мы стараемся включать его прямо с порога своего жилища, для чего был специально изобретен пульт дистанционного управления, одно из важнейших изобретений человечества в 20 веке...

Дорогой друг. Жизнь становится все тяжелее. Бензин постоянно дорожает. Но на метро ездить никому не хочется. Поскольку там водятся так называемые "иногородние" и "малообеспеченные". Они склонны к насилию и агрессии. Вызвано это тем, что эти люди плохо питаются. Их кормят генномодифицированными продуктами, соей, разрыхлителями, красителями, уплотнителями и вкусовыми добавками, идентичными натуральным. Мясо никто не ест, поскольку все мясо чем-то болеет. В связи с этим на планете свирепствует чудовищный геноцид по отношению к домашним животным и птицам. По нескольку раз в год в разных странах проходят массовые убийства коров, свиней, кур, гусей и прочей живности. В связи с тем, что в распространении болезней уже заподозрены дикие животные и птицы, в недалеком будущем все они должны быть поголовно уничтожены ради здоровья человечества. Будут, наконец, закрыты совершенно бессмысленные природоохранные организации и экологические фонды, а осободившиеся средства мы направим на дальнейшее благоустройство территории.

Чем болеет само человечество, лучше тебе, дорогой друг, вообще не знать, поскольку болеть у нас любят, причем особенно популярны разные эпидемии, каждую из которых предусмотрительно называют «чумой 21-го века». Характерно, что у всех нас дырявые (у некоторых даже искусственные) зубы, плохое зрение и проблемы с суставами. Телевизор постоянно напоминает нам, что каждого ждет геморрой, воспаление простаты, газообразование, хронический насморк и расстройство половой функции. Что, впрочем, не очень огорчает, поскольку очень уж хлопотная это функция в современном мире.

Дорогой друг, как бы нам хотелось узнать, что в твоем прекрасном будущем не существует проблемы отношений между полами, да и самих полов тоже не существует! Потому что нас самих эти проблемы заебали в конец. То одни пидорасы (которые гомосексуалисты) пытаются маршировать под нашими окнами, то другие пидорасы (которые гетеросексуалисты) запрещают им это вполне безобидное развлечение.

Особенно тяжело, когда луна входит во вторую фазу, а Юпитер, Венера и Марс выстраиваются в одну линию. В этот момент выбивает пробки, останавливается лифт, плазменная панель (разновидность телевизора) вспыхивает и гаснет навсегда. В такие дни небо сильнее давит на землю, и крыши рушатся под его тяжестью. Тебе негде припарковаться. Ты опоздал на встречу. Мобильный телефон разрывается от непринятых звоноков. Дешевый бизнес-ланч уже закончился, а ты не хочешь платить за невкусный обед из меню, ругаешься с официантом и, конечно, проигрываешь. В целом, наш мир жесток и несправедлив, дорогой друг. В нем все сделано против тебя...

Дорогой друг, прости нам минутную слабость. Мы живем в замечательное время, самое лучшее из всех времен. Мы даже слегка опасаемся, а не довелось ли тебе жить в менее прекрасные и обеспеченные времена? Поскольку в нас тверда и неколебима вера в то, что на наш век точно всего хватит. По самым мрачным прогнозам, не хватать начнет только правнукам, а это означает, что тебе, возможно, уже знакомо чувство неудовлетворенности, энергетической недостаточности и неприятное ощущение дефицита массы тела.

Не уверены, что тебе знакомы эти слова, но (для истории) скажем: мы питаемся черной икрой и осетриной, балуем себя перепелиным яйцом и плодами манго, особенно любим креветочный коктейль с авокадо под розовым кисло-сладким соусом. Наши дни складываются из незатейливых любовных игр, танцев на заливных лугах, теннисных чемпионатов с молодыми, стройными блондинками и кинофестивалей. В целом, как справедливо написал наш любимый поэт, мы, действительно, родились для "песнопений, сладких звуков и молитв". Этим мы и занимаемся в рабочее время, а в свободные часы отдыхаем иными способами и занимаемся науками.

Вместо нас работают выходцы из обедневших соседних стран (те самые, что обитают в подземных тоннелях метро). Такая организация социума чрезвычайно удобна в управлении и энергетически выгодна, ибо едят инородцы мало, а спят на ходу и где придется. В скором будущем на смену им придут роботы или клоны. Технологически мы уже в состоянии заменить низкооплачиваемые слои населения на практичные и послушные био-механизмы, но, к сожалению, пока это не рентабельно. Проблема малоквалифицированного и низкооплачиваемого труда у нас решена...

Дорогой друг, ты даже не знаешь, что такое международный терроризм. Мы, к счастью тоже не знаем. Но если он хоть чуть-чуть похож на то, каким его показывают по телевизору – это ужасное, неприличное и в высшей степени недостойное увлечение. Оно весьма опасно как для жизни окружающих, так и для самого террориста. Поэтому, надеемся, мода на терроризм в скором времени пройдет, как прошла мода на социальные эксперименты, концентрационные лагеря, геноцид и холокост.

С другой стороны, человечество пока не нашло других способов регулирования численности, кроме взаимного истребления. Связано это с пагубным развитием индивидуализма и эгоизма, характерных для нашего времени. Человек все еще ошибочно считает себя охотником и добытчиком. Это глубоко архаичное представление. Постепенно мы переходим к более продвинутому и демократичному мировозрению, учимся скапливаться, ходить стадами и пастись. Достаточно зайти в любой современный магазин, которые теперь специально строят очень большими и плоскими, наподобие пастбищ и лугов, чтобы увидеть, как там день и ночь мирно пасутся огромные массы свободных граждан. Постепенно люди забывают о так называемом индивидуальном «доме», то есть тесной ячейке в огромном многоквартирном сооружении, поскольку в магазине гораздо лучше: просторно, светло, тепло, есть туалеты, еда, одежда, можно посмотреть фильм или спортивное состязание, пообщаться с соплеменниками. В стойла-ячейки они возвращаются в основном для сна, индивидуального общения с телевизором, скоротечных и бесстрастных совокуплений, необходимых пока еще для воспроизводства. Впрочем, надеемся в недалеком будущем в магазинах будет предусмотрено отправление и этой человеческой потребности. И таким образом терроризм будет побежден...

Дорогой друг, человек все еще считается вершиной эволюции. По крайней мере его биологическое превосходство над живой природой выражается в повсеместном истреблении враждебной флоры и фауны, переустройстве поверхности, атмосферы и климата планеты в соответствии нашим высоким бытовым стандартам, требованиям безопасности и уровню потребления.

Красота телесная и духовная ценится в наше время превыше всего. Дело в том, что основой телесной красоты для нас являются молодость и здоровье. Представления о красоте у нас унифицированы и незначительно меняются в зависимости от сезона. Современная медицина позволяет нам корректровать внешность по своему усмотрению, чтобы не отстать от актуальных тенденций. Поэтому часто можно встретить людей почти одинаковых, отчего возникает приятное ощущение, что все мы братья и сестры. Чтобы отличать нас друг от друга, государство недавно присвоило каждому номер, который абсолютно уникален и называется ИНН.

Здоровье мы добываем в специальных учреждениях, пользуясь сложной системой физических самоистязаний и многочисленных пищевых ограничений. Здоровье – основная валюта нашей цивилизации. Она конвертируется по персональному курсу в любые национальные (увы, наш мир еще разделен границами государств) деньги, которые способен заработать здоровый человек. Мы пока еще не в состоянии контролировать утрату молодости нашим организмом, хотя определенные шаги в этом направлении уже предпринимаются. Мы можем до глубокой старости изображать молодость, следуя моде в одежде, макияже и публичном поведении. Но до полного искоренения старости и увеличения репродуктивного и трудоспособного возраста человека до 90-120 лет нам еще далеко...

Дорогой друг, на исходе второго тысячелетия от рождества Христова цивилизация прямоходящих потомков обезьян добилась необычайного духовного подъема и красоты. В частности это выражается в широком распространении среди высших приматов множественных религиозных систем, каждая из которых по своему отрицает животное происхождение человека. Статистически наиболее популярное мнение на этот счет выражает иудео-христианско-мусульманский пул религиозных доктрин: человечество произошло примерно семь тысяч лет назад от первой пары обезьяноподобных приматов - Адама и Евы - созданных неким высшим божеством по собственному образу и подобию. Некоторые исследователи религий полагают под этим божеством индуистскую божественную обезьяну Ханумана. Но большинство не склонно разделять столь радикальную позицию.

К слову, многочисленные представители индуистской религиозной системы убеждены, что разные группы людей появились в результате самопроизвольного распада гигантского первопредка Пуруши на неравные части. И это далеко не самая экстравагантная теория собственного происхождения из имеющих хождение среди потомков прямоходящих обезьян. Достаточно вспомнить о том, что некоторые обитатели северной Европы считают себя потомками куска льда, который божественная корова облизывала до тех пор, пока из него не вышел первый человек.

Несмотря на то, что данные представления явно противоречат установленным научным фактам, их существование кажется нам необходимым и полезным для поддержания духовной красоты. В конце концов, если кому-нибудь из обезьяноподобных высших млекопитающих нравится считать себя потомками половозрелых андроидов с Альфа Центавра, которые три года назад искусственно осеменили белок в Измайловском лесопарке – так ради бога, пусть считают!

На этом мы заканчиваем наше письмо к тебе, дорогой друг и потомок.

До свидания, будь здоров, почитай отца, мать и нас, твоих выдающихся предков

М. Косолапова и А. Медведева.

(журнал "Крокодил", 2006)


Очаковский монстр (из цикла «Похождения капитанов Косолапова и Медведева в порту пяти морей»)
firstbyfirst

Originally published at FirstByFirst. You can comment here or there.

«Лучше крокодил в трюме, чем женщина на борту», – говаривал наутро капитан Косолапов, пинками провожая в трюм, где он имел обыкновение держать голодного крокодила, очередную портовую шлюху. Еще хуже, если на борту – влюбленная женщина. И уж совсем никуда не годится, когда эта женщина – неугомонная дочь губернатора ЦАО, душные объятия и ядовитые речи которой едва не свели капитана Медведева на берег.

Поселившись на быстроходной фелюке «Ядрена вошь», она развела на борту отвратительный феншуй, разбила на палубе клумбу, кают-компанию украсила занавесками и подушечками, выгнала безрукого кока и вместо него поставила на камбузе кофейный автомат. «Котик, когда мы поедем кататься? Зайка, не пей эту гадость! Суслик, среди твоих коллег нет ни одного приличного человека!» – неслось с утра до вечера из превращенной в будуар берлоги капитана Медведева. Дошло до того, что суровый речной волк, словно юнга, прятался от сварливой девицы в заброшенном пыльном пакгаузе среди крыс и голубей.

Пьяная матросня в портовых кабаках острова на Яузе повадилась было отпускать сальные шуточки на его счет, так что капитану Медведеву пришлось своим знаменитым сапожным ножом выпустить кишки паре самых рьяных весельчаков. Явные насмешки сменились гнусным хихиканьем за его спиной.

Встревоженный состоянием друга капитан Косолапов как-то под утро приволок на фелюку упирающегося настоятеля соседнего Андроникова монастыря, дабы святой человек подсказал, как извести неуемную бабу. Вместо наставлений батюшка проблеял что-то про «огненную гиену», после чего запил бутылку контрабандного коньяка бутылкой контрабандного «саперави», развалился в капитанском кресле, раскурил контрабандную сигару и принялся рассуждать про какую-то франшизу, налоговые льготы и похваляться связями в рыбнадзоре. Не стяжавший утешения грубый капитан Медведев протащил батюшку под килем, а то, что осталось – от греха подальше – скормил акулам Патриарших прудов…

***
А тем временем в городе тоже творилось черт знает что. Негоцианты жаловались губернатору ЦАО на ужасного монстра, который топит корабли с товаром по всей московской акватории. Флот рыбнадзора и речной инспекции привели в боевую готовность: флагманский линкор «Арарат» и броненосный фрегат «Ватель», усиленные двумя плавучими дискотеками с пиротехникой и земснарядом, день и ночь курсировали вдоль стен Кремля: от дельты Яузы до золотых куполов бывшего бассейна «Москва».

Москвичи в панике покидали столицу, недвижимость упадала в цене до четырнадцати у.е. за метр мастер-каюты в ЦАО. Фитнесы и турбо-солярии разорились, в опустевших залах торговых центров вместо приятной для покупательского уха музыки, теперь безобразно каркали вороны.

Губернатор ЦАО объявил баснословную награду за голову чудовища: мешок не облагаемых налогом на роскошь золотых московских баблонов, титул «почетный гражданин ЦАО», мигалку на авто и пожизненное право на езду по встречной полосе и парковку на всех тротуарах и газонах столицы. Тысячи китобоев, охотников и авантюристов на свой страх и риск отправились на промысел. Вернулся один, седой как лунь, сошедший с ума от пережитого кошмара боцман, который прежде чем испустил дух, успел прошептать: «Нет у него никакой головы»…

***
Историю появления чудовища в московских водах поведал капитанам в одном из притонов шлюзового острова на Яузе хозяин опиумной курильни, некогда служивший в городской санитарной инспекции. Неподкупный в те времена (по молодости лет) инспектор выбросил в речку Очаковку тухлого сушеного кальмара, из тех что принято подавать к пиву в прибрежных тавернах. Чудодейственные хмель и солод, которыми славится заповедная речка, вернули к жизни пивную закуску, и она начала стремительно расти. Как на дрожжах.

Поначалу тварь питалась отходами местной пивной мануфактуры, а когда набрала вес и вошла в силу, повадилось охотиться сначала на ворон и бродячих собак, потом на окрестных пенсионеров с удочками, пробавлявшихся снетковым промыслом. Когда берега Очаковки сделались тесны для раздувшегося пивного чудовища, оно выбралось на просторы московских морей и принялось топить проходящие суда, трясти плавучие дискотеки и казино, грабить рестораны и публичные дома на дебаркадерах, пожирая веселящихся посетителей и культурно отдыхающих горожан.

Обстановка в московской акватории накалилась, даже привычные ко всему торговцы недвижимостью и рекламные агенты собирались по трое-четверо в кустах и все громче и обиднее поносили губернатора…

Ни крестный ход вокруг бывшего бассейна, ни освящение воды в реке, ни даже золотая пряжка от пояса богородицы, брошенная в волны московского моря во избавление от напасти, не извели преступного левиафана.

Регулярные силы рыбнадзора, чугунные гвардии водолазы ФСБ, бесчисленные искатели приключений отступили с огромными потерями: гарпуны, пули, ядра, торпеды, абордажные крючья отскакивали от непробиваемой шкуры ужасного мутанта. Вертолеты и дирижабли он хватал присосками и топил, стальные сети рвал в клочья гигантскими щупальцами, боевые корабли жрал поедом, а чугунными водолазами закусывал.

Чтобы извести речное страшилище губернатор ЦАО решился на крайние меры и распорядился перекрыть все городские плотины и шлюзы. Московская акватория обмелела: пересохли некогда полноводные Раменка, Очаковка, Сетунь и Лихоборка. Одна Яуза оставалась судоходной, но и там мели подстерегали на каждом шагу.
Спешно переброшенные в Москву из Белого и Черного морей авианосные соединения и подводные ракетоносцы загнали чудовище в мутные омуты Чистых прудов и забросали глубинными бомбами.

На всякий случай, по приказу губернатора ЦАО в Чистые пруды вылили весь городской запас средства от гололеда на улицах. Однако неистовый монстр лишь увеличился в размерах и обрел необычайную способность проскальзывать с самые узкие канализационные ходы. По ним-то он и проник в подземную реку Неглинную и вырвался на просторы Москвы-реки у самых стен Кремля, где перекусил пополам флагманский дредноуд «Арарат» и крепко помял броненосный фрегат «Ватель».

Учуяв запах шоколада, оголодавшее чудище ринулось на неприступные бастионы фабрики «Красный Октябрь». Именно там, среди переделанных в галереи гаражей старой Арт-Стрелки поджидали его капитаны Косолапов и Медведев на быстроходной фелюке «Ядрена вошь», трюме которой храпела дочка губернатора ЦАО (хотя некоторые потом клялись, что это была грозная шнява «Бешеная каракатица»)…

Все дело в том, что давеча, выслушав историю происхождения очаковского мутанта, которую поведал в клубах опиума бывший санитарный инспектор, капитаны многозначительно переглянулись, встали и, не сговариваясь и не заплатив, быстро покинули притон. Мысль о том как навсегда избавиться от вздорной дочери губернатора ЦАО одновременно посетила изворотливые умы свирепых флибустьеров. Лучшего случая нельзя было и представить.

Капитан Косолапов своими сладкими речами, из которых можно готовить рахат-лукум (от которых, говорят, даже у мумии Ленина случилась однажды эрекция, но это совсем другая история), выманил дочку губернатора ЦАО из каюты, а капитан Медведев коварно напоил барышню поддельной «вдовой клико» со снотворным. После чего заткнул стальным кляпом ее ядовитую пасть и связал по рукам и ногам крепким тросом.

Когда вздорная девица очнулась, фелюка уже стояла на якоре у стрелки Каменного острова – там, куда по расчетам капитанов и направлялся монструозный кальмар-мутант. Капитан Медведев, причесанный и до странного блеска выбритый своим сапожным ножом, предусмотрительно облаченный в костюм химической защиты, невозмутимо сообщил дочери губернатора ЦАО о том, что она «не в его вкусе» и добавил, что жениться на ней он не собирается. И не собирался ни-ког-да!

Его слова произвели оглушительный эффект. Неукротимая барышня в ярости разгрызла кляп и стала, брызгая ядовитой слюной, изрыгать проклятья. Капитан Косолапов аккуратно взял ядовитую девицу за ноги, капитан Медведев за руки, и, стараясь не повредить корабль, они выволокли брыкающуюся красавицу на палубу.

В этот момент раздался ужасающий рев пивного монстра, издалека заметившего изготовившуюся к бою фелюку. К счастью, чудовища, способные сожрать все на свете, часто не подозревают, насколько ядовитой может оказаться влюбленная и отвергнутая женщина. Поэтому, когда капитаны швырнули поливающую ядом исступленных проклятий все вокруг себя красавицу в уродливую пасть, монстр, не колеблясь, проглотил наживку. Мгновение спустя, рядом с быстроходной фелюкой на воде покачивался и содрогался в уродливых конвульсиях подобный клокочущей горе труп чудовища, которое, разумеется, издохло от отравления.

Но не успел капитан Косолапов снять резиновые перчатки, чтобы поздравить друга с избавлением сразу от двух напастей, как из чрева разлагающегося на глазах пивного монстра донеслись привычно леденящие душу проклятия. Суровый капитан Медведев в отчаянии отвернулся и, с хрустом разорвав костюм химической защиты, помочился на клумбу, разбитую на палубе фелюки неистребимой дочерью губернатора ЦАО…

***
Некоторое время спустя, благодарные москвичи решили поставить отважным капитанам народный памятник на месте их решающей битвы с кальмаром. Монумент вышел на славу. На груде пострадавших от чудовища торговых судов, плавучих дискотек и дебаркадеров возвышался корабль, похожий одновременно и на быстроходную фелюку, и на грозную шняву. За его штурвалом громоздилась могучая фигура. Ноги у нее были как у капитана Медведева, руки как у капитана Косолапова, а яростную голову скульптор, большой поклонник женской красоты, лепил с ядовитой дочери губернатора ЦАО. Памятник устанавливали ночью, чтобы утром горожане могли с моста полюбоваться игрой солнечных бликов на величественном бронзовом истукане.

Но губернатор ЦАО, терзаемый завистью, под покровом тьмы пробрался на стройку и прибил к основанию величавой конструкции доску с именем «Петр». Губернатора звали иначе, но собственное имя он написать поостерегся. Потом, подумав, ревнивец приписал к бессмысленному имени слово «Первый». Так, происками губернатора, капитаны лишились славы и заслуженного памятника, а Москва приобрела монумент неизвестно кому.
Мешок золотых баблонов, мигалку и титул «почетный гражданин ЦАО» губернатор, по-видимому, тоже отдал этому самому Петру. Первому…

Михаил Косолапов, Александр Медведев
(впервые опубликовано в журнале «Крокодил», 2006)

(продолжение следует)
см. Пиратский бизнес, Рейд работорговцев, Яхтенное ристалище


Яхтенное ристалище (из цикла «Похождения капитанов Косолапова и Медведева в порту пяти морей»)
firstbyfirst

Originally published at FirstByFirst. You can comment here or there.

Трудно себе представить, но было время, когда торговые суда могли пройти всю Москву от Мякинина до Братеева, не опасаясь пиратского набега. Когда любой негоциант мог бросить якорь на траверзе Нескучного сада и прогуляться по Фрунзенской набережной аж до Большого Каменного моста в парчовом камзоле с золотым шитьем, безбоязненно бряцая тугой мошной.
Со всех пяти морей — Белого, Черного, Желтого, Красного и Синего (Московского) — шли одна за одной торговые флотилии. Китайские джонки, шведские драккары, испанские галеоны, североамериканские каноэ, венецианские галеры и самоходные баржи с портфельными инвесторами бились за место у причала в Филевском порту. А между ними сновали алчные парковщики-малайцы на своих лодках-шойгу.

В те благословенные времена прежний губернатор ЦАО задумал устроить всемирное яхтенное ристалище на Водном стадионе, который пришел в негодность на закате империи. Лучшие из лучших капитанов состязались за кубок «Пяти морей» и сундук полновесных московских золотых баблонов…

Три дня продолжалась кровавая бойня отборочного турнира. Речная вода окрасилась кровью яхтсменов. Толпы обезумевших москвичей и гостей столицы ревели от восторга. Мальчишки бегали по пляжу и собирали отрубленные конечности профессионалов и любителей парусного спорта, чтобы продавать их на сувениры кочевникам и кровожадным горцам, далеким от превратностей морской жизни…

И вот, наконец, прежний губернатор ЦАО взмахнул батистовым платком, подавая сигнал к началу финального поединка. Тотчас же на быстроходной фелюке мадам Вонг по прозвищу Шанхайская вдова раздался боевой клич тайваньских головорезов и в сторону врага полетели связки вырванных гениталий и отрезанных ушей несчастных моряков, проигравших полуфинал. В ответ на грозной шняве лорда Экспата по кличке Джон Булл Паб трижды пискнул шотландский рожок и матросы дружно вздернули на рее трепыхающееся тело кока Шанхайской вдовы — его накануне по случаю изловили в ирландском пабе. Зрители затаили дыхание. Над чашей водного стадиона повисла тревожная тишина.

***
Поэтому, когда капитан Медведев, мало кому известный в ту пору, на своей надувной лодке выплывал на середину ристалища, шлепки его пластиковых весел были слышны даже на галерке. На мгновение он перестал грести, придирчиво изучил соперников, и, выбрав себе корабль побольше, направился в сторону грозной шнявы. Подплыл, уцепился багром за фальшборт, неловко вскарабкался на палубу, флегматично достал из-за голенища сапожный нож и, по словам очевидцев, деловито полоснул им по горлу остолбеневшего от такой наглости капитана Экспата.
Трибуны разразились долгими продолжительными аплодисментами. Пока звучали приветственные крики, капитан Медведев свежевал команду грозной шнявы. Закончив работу он объявил обезлюдевшую посудину своей собственностью…

Только один человек среди сотен тысяч зрителей не обратил на дерзкий захват шнявы никакого внимания. Все это время будущая гроза московских морей капитан Косолапов, едва державшийся на ногах, прикончив ящик контрабандного коньяка, злобно прицеливался очередной пустой бутылкой в голову Шанхайской вдовы. Дело в том, что накануне, в ирландском пабе, она отказалась подарить ему свою быстроходную фелюку и — что гораздо оскорбительнее — обругала будущего свирепого корсара «менеджером среднего звена», высморкавшись при этом в его элегантный, весь в каких-то зеленых сперматозоидах китайский галстук Max&Shpenser.

Четырнадцать бутылок одна за другой бессмысленно крошили подвернувшиеся головы тайваньских головорезов пока, наконец, пятнадцатая, с ужасающим воем пронесшись над водами стадиона, не размозжила изящный череп строптивой китаянки. «На сундук мертвеца», — довольно пробормотал заметно воспрявший духом капитан Косолапов.

На другом конце ристалища толпы восхищенных поклонников и поклонниц записывались в команду капитана Медведева. И хотя прежнего губернатора ЦАО при виде всеобщего ажиотажа охватили дурные предчувствия, он послал новому финалисту из своей VIP-ложи воздушный поцелуй.

Никто на стадионе даже не заметил, как капитан Косолапов, разбежавшись, запрыгнул на палубу фелюки, любезно улыбнулся свирепым тайваньским головорезам, потрясенным ужасной смертью предводительницы, и вежливо представился команде: «Здравствуйте, я ваш новый капитан. Будем работать вместе».

Поскольку зрители, не унимаясь, продолжали аплодировать капитану Медведеву, новый хозяин быстроходной фелюки приказал зарядить пушки картечью и дал залп правым бортом по ближайшей трибуне, призывая устроителей яхтенного ристалища и зрителей к вниманию. Восторженные возгласы сменились криками боли и стонами умирающих. Прежний губернанатор ЦАО понял — финальное состязание началось…

***
Быстроходная фелюка капитана Косолапова и грозная шнява капитана Медведева сблизились, осыпая друг друга ядрами, и взяли друг друга на абордаж. Капитан Косолапов, ловко взлетев по вантам шнявы, обрушился сверху на головы обезумевших от страха поклонников и поклонниц капитана Медведева, который, тем временем, бросился на фелюку в самую гущу тайваньских головорезов, деловито кромсая их своим чудовищным сапожным ножом.

Раздался оглушительный взрыв — это одновременно взорвались крюйс-камеры фелюки и шнявы. Клубы густого дыма заволокли Москву. Взрывная волна разнесла половину трибун Водного Стадиона, в том числе и ложу прежнего губернатора ЦАО вместе с кубком «Пяти Морей». Несколько дней после этого обломки такелажа и полновесные золотые баблоны падали сверху на головы москвичей и гостей столицы, так что новый губернатор ЦАО тогда впервые приказал раздать населению пожарные каски и ввел налог на «неожиданно полученную прибыль».

Капитан Косолапов, вытерев розоватыми брабантскими кружевами обагренные кровью руки, вытащил из-за пазухи две непочатые бутылки контрабандного коньяка. Привычно откусив горлышко вместе с пробкой, он сделал добрый глоток и шмякнул первой бутылкой о бугшприт захваченной в бою шнявы, которая после взрыва походила больше на каракатицу, чем на грозный корабль. «Нарекаю тебя «Бешеная каракатица», — торжественно провозгласил капитан Косолапов, бросая вторую бутылку капитану Медведеву.

То ли он промахнулся, то ли неуклюжий капитан Медведев просто поскользнулся в кровавой луже под ногами, об этом история умалчивает, но бутылка разбилась о догорающий шпангоут быстроходной фелюки. «Ядрена вошь!» — добродушно выругался на это капитан Медведев, подарив своему кораблю новое имя, а вместе с ним новую, полную опасных приключений жизнь.

Так, рассказывают бывалые мореходы, произошла первая встреча двух великих капитанов московских морей.

Михаил Косолапов, Александр Медведев
(впервые опубликовано в журнале «Крокодил», 2006)

(продолжение следует)
см. Пиратский бизнес, Рейд работорговцев, Очаковский монстр


Рейд работорговцев (из цикла «Похождения капитанов Косолапова и Медведева в порту пяти морей»)
firstbyfirst

Originally published at FirstByFirst. You can comment here or there.

- Клянусь всеми богами, какие ни есть в википедии, даже если они есть, черт их всех раздери, я доставлю шестнадцать отборных, здоровенных узбеков из Южного порта в Северный не более чем за тридцать дней! — твердо сказал капитан Косолапов, хозяин грозной шнявы «Бешеная Каракатица» и ткнулся носом в жирный, обильно сдобренный душистым чесноком и уксусом, узбекский хаш. В таверне наступила гробовая тишина. На такое отчаянное предприятие мог решиться лишь исключительный смельчак или безумец.

- Тысяча чертей! — вскричал из-под стола капитан Медведев, чья фелюка «Ядрена Вошь» по праву считалась самым быстроходным судном к югу от Химкинского моря, и грохнул пустой кружкой в пол, расплескав лужу прокисшего пива, в которой он дремал, по грязным башмакам пьяной матросни. — Я принимаю ваш вызов, сударь. И берусь перевезти равное число искусных в строительном ремесле молдаван с учеными степенями по тому же маршруту и уложиться в тот же срок.
В те времена во льдах Северного порта, на фундаменте из вечной мерзлоты, по личному соизволению прежнего губернатора ЦАО строили четвертую башню Алых Парусов. Цены на рабов-нелегалов поднялись втрое против обычного. Таможня перекрыла по такому случаю фарватер и дотошно проверяла все суда. Дредноуд рыбнадзора «Ватель» и броненосный фрегат «Арарат» день и ночь чадили на траверзе Кремля. Не было по обе стороны необъятной Москвы-реки фонарного столба, дерева или дверного косяка, на котором бы не раскачивался несчастный работорговец, рискнувший провезти в своем трюме строителей.

Опасное место Южный порт. Вместо воды река течет там горящим мазутом, а небо застилает черный дым. Копоть и сажа кружатся в раскаленном воздухе, каждый глоток которого обжигает горло похлеще контрабандного рома. Обшивка деревянных кораблей начинает тлеть, снасти горят, лица моряков покрываются коркой и волдырями, как недожаренный стейк из нагатинской летучей рыбы в таверне «Пушкин».
Шнява и фелюка стремительно подлетели к невольничьему рынку, заложили разворот оверкиль, отдали швартовы, набили трюмы узбеками и молдаванами — по тысяче душ в каждый — и поспешно отчалили.
Шнява капитана Косолапова первой устремилась на север. Узбеки в ее раскаленном чреве угрюмо пели и гремели кандалами. Быстроходная фелюка капитана Медведева, перегруженная веселыми молдавскими гражданами, зачерпывая бортами огненный речной мазут, бросилась в погоню…

***
Первая засада ждала капитанов на Коломенском шлюзе: особый полк рыбохраны усиленный батальоном чугунных водолазов ФСБ. Еще никому не удавалось пройти через этот шлюз незамеченным.
Что бы вы сделали на месте капитанов? Я вам скажу: ничего! Болтались бы на рее в компании таких же остолопов и висельников. А капитаны прошли этот шлюз.
Хитроумный капитан Косолапов вывел кривыми буквами бессмысленное слово «Дэу» на борту своей шнявы и запряг в нее шестнадцать узбеков из числа невольников, нарядив их в разноцветные халаты и украсив свирепые рожи нелепыми черными очками. Бурлаков-узбеков он зарегистрировал как двигатель, а шняву по поддельным документам оформил как полноприводную малолитражку. Абсурдная конструкция не вызвала никаких подозрений у властей, особенно когда капитан с невозмутимым видом выхватил из манжеты бутылку контрабандного коньяка, мятый полис ОСАГО и талон ТО.

Тем временем лютый капитан Медведев, подбадривая трудолюбивых молдаван кнутом, выволок свою фелюку на коломенский пляж, поставил на колеса, разрисовал под икарус с мешочниками из Рязани, и рванул на всех парусах по Каширскому шоссе в объезд засады.
Жадные на поживу «гиббоны» с полосатыми жезлами в мохнатых лапах, бросившиеся было в погоню, успели заметить как «Ядрена Вошь» нырнула обратно в реку, попутно разворотив ограждение Автозаводского моста. Это стало последним, что они увидели, падая с того же моста в воду. Только фуражки покачивались на волнах, отмечая место, где обрели покой алчные души оборотней в погонах, и под водой долго еще перемигивались огоньки, подобные огням святого Эльма. А среди измученных московских водителей пошел слух про заповедный, подводный пост ГИБДД…

***
Москва изнывала от привычной аномальной жары, раскаленные дни сменялись беспробудно душными ночами. Борт в борт шли перегруженные невольниками быстроходная фелюка и грозная шнява вверх по великой реке. Никто из капитанов не мог вырваться вперед. Но как бы не погоняли соперники свои команды, как бы не хлестали гребцов, прикованных к веслам – на траверзе Хамовников их настигло цунами, неожиданно возникающее год за годом вследствие глобального весеннего потепления. Тысячелетние ледники на склонах Воробьевых гор потемнели, обуглились и обрушились с утесов в безмерно разлившиеся от таяния вечной мерзлоты Крылатских холмов воды московских морей.
Всю Москву поглотила тогда эта страшная волна. Сначала Строгино, Мневники, Фили, потом Киевский вокзал и ЦАО пошли ко дну. Вспучилась и без того полноводная Неглинка, ее волны ударили о стены Кремля. Злополучный дредноуд рыбнадзора «Ватель» она увлекла в непролазную тину Чистых прудов, а броненосный фрегат «Арарат» выбросила на мели Обводного канала. Администрация президента, загнанная на стратегическую колокольню Ивана Великого, с трепетом и надеждой дожидалась булькающего крыльями по затопленной взлетной полосе тайного аэродрома Чкаловский борта номер один.
Затонул даже — гордость прежнего губернатора ЦАО — подземный небоскреб торгового центра «Охотный ряд». Обезумевшие покупатели, словно аквариумные рыбки, таращили глаза и размахивали яркими пакетами за стеклом витрин среди модной одежды и ювелирных украшений. Чугунные водолазы ФСБ бродили по затопленным бутикам и спасали коллекции текущего сезона весна-лето.

Благородные флибустьеры не могли оставить свой народ в беде. Капитан Медведев выуживал из реки прекрасных красавиц, которыми славится московская акватория. Чтобы взять их на борт, ему пришлось пожертвовать частью молдавских строителей: он милосердно отпустил их на волю. На волю волн. Одна из спасенных девиц оказалась дочерью прежнего губернатора ЦАО. Природа столь щедро одарила ее телесными красотами, что ради них пришлось выбросить за борт сразу дюжину молдаван.
Капитан Косолапов тем временем избавлял тонущих менеджеров среднего звена от психологических проблем. Стенающие менеджеры цеплялись за борт шнявы и протягивали добрым узбекам-невольникам свои часы, портативные компьютеры, кредитные карты и наличность. Ценные вещи узбеки складывали в акуратную кучу на шканцах грозной шнявы, а самих менеджеров топили баграми. При этом, гуманный и позитивно настроенный капитан Косолапов не уставал повторять нарождающемуся в стране и сразу тонущему среднему классу, что корпоративным служащим, добившимся успеха и процветания в жизни, едва ли стоит беспокоиться о преждевременной кончине и о том, как их встретят на небесах. Скорее уж, корпоративный служащий должен радоваться благоприятной оказии скорее попасть в свой бизнес-рай, населенный патриархами рыночной экономики и праотцами церковных корпораций…

***
Свое название остров Серебряный бор получил из-за древних серебряных копей. Рудники стерегут огромные мохнатые нудисты, которым волосы, сплошь покрывающие тело, заменяют одежду. Круглые сутки они караулят проходящие суда, прячась в самом гиблом месте московской акватории, в гнилых топях «Пидорасова болота». Каждый московский моряк знает: мимо Серебряного бора надо мчаться на всех парусах, иначе нудисты завлекут на мель своими песнями и танцами, от которых нет спасения.
После цунами «Бешеная каракатица» ушла по северному каналу далеко вперед и затонула в Строгинском затоне. Однако находчивый капитан Косолапов заставил узбеков пить гнилую воду из трюма и ходить мочиться на корму. Воды в трюме стало заметно меньше, да и реактивные узбекские струи худо-бедно подгоняли грозную шняву.
Тем временем капитан Медведев, стремясь догнать соперника, решился на отчаянный маневр: направил «Ядрену Вошь» напрямик через Серебряный бор. Сам он, при этом, заперся в кают-компании с дочкой губернатора ЦАО и ее арфой, командой фелюки и шестнадцатью крепкими невольниками с консерваторским образованием (дабы заглушать неприятный рев и ужасные крики снаружи исполнением ласкающих слух симфоний и ораторий). Для остальных молдаван и спасенных прекрасных красавиц выкатили на палубу бочонок черного кишиневского портвейна.

Нудисты, увидав дрейфующую по течению фелюку, тут же затащили ее на мель. Пьяные зарегистрированные москвички и нелегальные молдаване даже не заметили, как оказались в когтистых лапах зверо-людей. Косматые чудовища с добычей бросились в воды Москвы-реки и вернулись вплавь в свое болото, скрытое в глубине непроходимого бора. А избавившаяся от балласта фелюка снялась с мели и на всех парусах устремилась к Северному порту. Оставшихся музыкантов-строителей капитан Медведев приковал обратно к веслам и приказал беречь как зеницу ока, ибо он еще не забыл о своем обещании доставить в порт ровно шестнадцать нелегалов!

***
Две недели грозная шнява капитана Косолапова и быстроходная фелюка капитана Медведева шли, сцепившись бортами в изнурительной гонке. Чем выше по течению Москвы-реки на север поднимались капитаны, тем суровее делался климат. Заиндевелая пустыня щукинских сопок сменила карликовые березы, камыш и тайгу строгинской поймы.
В трех лигах пути от Северного порта «Бешеную Каракатицу» и «Ядрену Вошь» одновременно затерли айсберги. У «Каракатицы» был в клочья изодран грот-шнявсель, а на «Вши» лопнули все шестнадцать весел. Ледяной ветер пронизывал до кости, острые как бритва кристаллы снега раздирали в клочья задубевшую на морозе кожу. Уцелевшие узбеки толкали шняву, полуживые молдаване из последних сил дули в латинские паруса фелюки.
Утром тридцатого дня, посреди ледяной пустыни, когда капитаны сожрали на двоих последний шницель по-венски и запили его последним ящиком контрабандного марочного коньяка, а у матросов и невольников от цинги и отчаяния выпали зубы, примерзший к смотровой корзине юнга увидел с верхушки мачты, как на горизонте, за ледяными торосами и метелью встают из снежной мглы кряжистые кирпичные башни и мрачные, полные бесплодной надежды бастионы Алых Парусов. И тогда, сведенными судорогой, потрескавшимися от цинги и стужи оледенелыми губами юнга прошепелявил: «Земля…» — и свалился на палубу, разлетевшись при ударе на тысячи ледяных осколков…

Михаил Косолапов, Александр Медведев
(впервые опубликовано в журнале «Крокодил», 2006)

(продолжение следует)
см. Пиратский бизнес, Яхтенное ристалище, Очаковский монстр